November 20th, 2014

orange

Поцелуй пиявки

   Татьяна Луганцева


17-88556-BookImage


Ольга Чернявская не жаловалась на судьбу, но жизнь ее не баловала. А когда умерла мать, стало еще тяжелее - жить стало совсем не на что, ведь она училась в институте. Ольга устроилась в ночной клуб стриптизершей и больше всего на свете боялась, что кто-нибудь из знакомых узнает об этом. Как говориться, чего боишься, то и произойдет. Тайна Ольги была раскрыта, и тут началось такое, что трудно представить даже в страшном сне...
orange

Сельма Оттилия Лувиса ЛАГЕРЛЁФ

 20 ноября родилась шведская писательница Сельма Оттилия Лувиса ЛАГЕРЛЁФ (1858-1940)


1

Прежде чем на свет появился Нильс со своими дикими гусями, чуть не случилась большая беда: родовое гнездо семейства Лагерлёф, дворянская усадьба Морбакка, было выставлено на продажу за долги. Отец Сельмы уже умер, и спасать родной дом было некому. Тогда молодая учительница женской школы принялась спешно, изо всех сил писать книгу.

[Ил. Б.Диодорова к сказочной повести С.Лагерлёф «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями»] Она вообще-то всегда, с самой ранней юности пыталась писать, но никакие издатели внимания на это не обращали, и ничего «настоящего» не получалось. А теперь получилось — «Сага о Йёсте Берлинге». Вдохновенный рассказ про «весёлых рыцарей без денег и без забот» чрезвычайно понравился соотечественникам, потому что легендарный Йёста Берлинг для шведов — это примерно то же самое, что для французов Кола Брюньон, а для бельгийцев — Тиль Уленшпигель (книжка считается взрослой, но и подростки могут читать её с превеликим удовольствием).

lagerlofВот тут на волне удачи начинающему автору с педагогическим образованием и предложили написать детскую книгу о Швеции, что-нибудь вроде учебника географии. Лагерлёф согласилась. И написала вместо учебника чудную сказку, которая в подлиннике называется так: «Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции». Хорошо бы проверить, но, кажется, это единственная сказка, удостоенная Нобелевской премии «за благородный идеализм и богатство фантазии».

Родную Морбакку удалось вернуть, и Сельма Оттилия Лувиса Лагерлёф опять жила в доме своего детства, писала, смотрела на огромные старые рябины и умерла там же, где родилась.